2 thoughts on “Запись 1

  1. Полярных оценок колористических гамм не возникает. Надо отметить, что в работах используются все цвета цветового круга с разной степенью насыщенности, но их количество и соразмерность взяты с удивительной степенью корректности и целостности цветовой композиции. Мазки небольшого размера на расстоянии связываются в единую колористическую картину,( отдаленно такое восприятие напоминает пуантилизм.), придавая эффект «переливчатости» поверхности картины. Техническая манера живописи: мазками и мерцающими цветовыми пятнами напоминает забытой «Лучизм» Ларионова, который предлагал изображать не предметы, а исходящии от них цветовые лучи ( отраженные лучи). Необходимо отметить оригинальность техники и самобытность подачи материала. Цветовая гамма отличится использованием цветов средней насыщенности, что придаёт картинам лиричность. Вроде как реализма не наблюдается, однако воспринимается реалистично. Можно сказать что технически манера имеет колейдоскопный характер.

  2. Развивая тему заговора раскольников, Пугачёв в Пензе заявил, что идею именоваться спасшимся Петром Фёдоровичем высказывал ещё в раскольничьих скитах на польской границе и получил в этом полную поддержку, назвав среди заговорщиков всех встреченных и помогавших ему староверов. Позднее, в ходе очных ставок с Осипом Коровкой и другими раскольниками, Пугачёв от этих показаний полностью отказался. К настоящему моменту большинство историков уверены, что идея назваться Петром III возникла у Пугачёва спонтанно лишь в ходе первой поездки в Яицкий городок в ноябре 1772 года После разговора с Пугачёвым Филарет помог ему устроиться на квартире у знакомого Степана Косова. Через несколько дней после поселения, Пугачёв узнал, что тесть Косова крестьянин Семён Филиппов собирается в поездку в Яицкий городок за рыбой. Напросившись сопровождать Филиппова, в ходе поездки Пугачёв неосторожно начал откровенничать с ним, говоря, что хочет подговорить яицких казаков на уход за Кубань. По дороге в Яицкий городок, Филиппов остановился на Таловом умёте (постоялом дворе), который содержал отставной солдат Степан Оболяев по прозвищу Ерёмина Курица. Пугачёв начал расспрашивать Оболяева о настроениях в Яицком городке и тот свёл его с казаками Закладновыми, временно жившими в охотничьей землянке неподалёку. Григорий и Ефим Закладновы рассказали Пугачёву о событиях недавнего восстания и о том, как после поражения всё войско хотело уйти к хану «в Астрабад». Пугачёв, называя себя купцом, заговорил с ними об уходе к некрасовцам и что для этого мероприятия у него есть немалые деньги. Закладновы пообещали разузнать о настроениях других казаков мятежной «войсковой» стороны. По приезде в Яицкий городок 22 ноября, Филиппов и Пугачёв остановились на квартире у другого участника недавнего восстания Дениса Пьянова. В ходе бесед с Емельяном Пьянов ещё подробнее рассказал об обидах, терпимых казаками от правительства и «старшинской» стороны, об идущем следствии и ожидаемом приговоре. Пугачёв в свою очередь говорил об идее организации побега скрывающихся участников восстания на Кубань, говорил, что у него для этого имеются деньги, обещал по 12 рублей каждой казацкой семье, что последует с ним «в турецкую область». В ходе разговора Пьянов упомянул о впечатливших всех мятежных казаков слухах об объявлении среди волжских казаков «царицынского» Петра III. В ответ Пугачёв заявил, возможно, что неожиданно и для самого себя: «Я-де вить не купец, а государь Пётр Фёдорович, я та-де был и в Царицыне, та Бог меня и добрыя люди сохранили, а вместо меня засекли караульного солдата, а и в Питере сохранил меня один офицер»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *